None

Source: Мейдан ТВ

Шаин Гаджиев: Ожидать серьезного прорыва в карабахском урегулировании, не стоит

Article was updated on :  28 February 2019

Интервью Мейдан ТВ с редактором ИА Turan после его поездки в Армению

1-5 февраля редактор информационного агентства Turan Шаин Гаджиев отправился в Армению для подготовки серии репортажей и интервью. Для этого было получено согласие соответствующих органов Азербайджана и Армении. МИД Армении выдал журналистскую аккредитацию Гаджиеву и сопровождающим его ассистентам из Грузии и России. Планировалось провести серию встреч с представителями политических партий и экспертами на тему карабахского урегулирования, ситуации в регионе. Этот визит ожидаемо вызвал большой резонанс и в азербайджанском, и в армянском обществе. Агентству Turan даже пришлось выступить с просьбой «к коллегам-журналистам не искажать и не добавлять информацию о целях данной поездки». Мейдан ТВ поговорил с Шаином Гаджиевым о целях поездки, о том, как удалось осуществить этот визит, и о впечатлениях после поездки.

Source: Мейдан ТВ

- Что касается поездки азербайджанских журналистов в Армению вообще, тут надо немножко прояснить, они происходили в различных форматах. Чаще всего это были поездки в составе групп для участия в каких-то мероприятиях, семинарах, конференциях и т.д. Я сам в первый раз оказался в Армении именно в рамках такого мероприятия, которое организовало ОБСЕ. Это был 98-й год, 20 лет назад. Индивидуальные инициативы по поездке наших журналистов практически отсутствуют. То есть это на самом деле было давно, и сейчас выглядит как что-то невероятное. Что касается моей поездки, еще год назад было обращение к соответствующим госорганам Азербайджана с просьбой дать согласие на такую поездку, объяснив причины, цели. И спустя несколько месяцев, как согласие было получено, аналогичное обращение было сделано властям Армении, конкретно в Министерство иностранных дел. И тоже спустя не один месяц, после долгих переписок, объяснений было получено согласие. Но в первый раз моя поездка сорвалась. Она должна была состояться в канун парламентских выборов в Армении. И меня попросили отложить визит, так как ситуация… Как я понимаю, армянская сторона опасалась, что возможные мои публикации о поездке могут как-то негативно повлиять на предстоящие выборы, и попросили перенести. И вот уже в середине января я получил повторное приглашение и с 1 по 5 февраля поехал в Армению и вернулся.

- Вы упомянули о целях, причинах желания поехать в Армению, а каковы были эти цели и причины?

- Конечно, все это очень просто. Я думаю, что для журналистов в Азербайджане в настоящий момент Армения одна из самых интересных стран, для журналистов Армении Азербайджан – самая интересная страна. Не потому что мы так сильно любим друг друга, а потому что от Армении и Азербайджана зависит очень многое в судьбе народов двух государств. Вот ответ на этот вопрос именно в контактах, в желании, умении, возможности увидеть своими глазами, поговорить, почувствовать... Вот цели этой поездки. И я думаю, что в этом смысле она была достаточно успешной. Хотя и особого оптимизма не внушает, но она была успешна в том плане, что можно было из первых рук почувствовать состояние армянского общества, чем оно живет, какое у него настроение, во что оно верит, как оно видит урегулирование конфликта, и вообще верит ли, видит ли? Разговоры шли с людьми, политиками и прочими. Они дают много пищи, и для журналиста, настоящего журналиста лучше ничего быть не может.

- С какими впечатлениями вы вернулись?

- Ну, смотрите. В Азербайджане, например, особенно после смены власти, прихода к власти Пашиняна, есть такое мнение, что все поменялось к лучшему. То есть сейчас вероятность того, что можно будет решить все мирно, объективно шансов стало больше. К сожалению, я этого не почувствовал. Я был удивлен тем, что настроения в армянском обществе, как мне показалось, более радикальны, чем настроения властей Армении, сегодняшних властей. В чем это выразилось, вы можете спросить? Например, до поездки я читал интервью бывшего американского посла в Армении, который перед отъездом дал финальное интервью. И там была такая фраза, что он поражен, удивлен настроением, общественным мнением Армении в том смысле, что армянское общество не согласно на возвращение районов вокруг Карабаха в обмен на безопасность и независимость. То есть это то, чего армянская сторона добивалась и ставила как главную задачу с первого дня. Это его заявление вызвало очень бурную реакцию в Армении, очень негативную. Мне было непонятно, а чем же они так возмущены, и вообще как это может быть? Это, наверное, какая-то ерунда, фейк. Но когда я там оказался, я это почувствовал на себе, когда каждый мой собеседник, практически говорил одно и то же. Это были политики, эксперты, военные, что мы не уступим ни одного метра, дадите вы нам независимость или нет. Мы ее уже обеспечили, территории, которые мы заняли, это наши исконные территории, и никаких разговоров быть не может. Вот такая позиция большинства населения Армении. Я беседовал с разными людьми, возможно среди них были те, которым рекомендовали говорить что-то такое, хотя я не уверен в этом. А разговоры с людьми, которые не могли быть подготовленными к подобным заявлениям, подтвердили, что все-таки это мнение доминирует в армянском обществе. И вот это то, что расстроило меня больше всего и удивило. И во время разговоров я задавал такой вопрос: «Хорошо, вы сейчас считаете невозможным урегулирование с учетом возвращения территорий. Ну тогда будет новая война, и вы эти территории потеряете, но вы понимаете, что если мы возьмем территории обратно силой оружия, в обмен вы же ничего не получите». И вот советник президента Армении мне ответил: «Ну, допустим, вы возьмете эти территории обратно, и сколько вы их сможете удержать? А мы их обратно возьмем, мы 70 лет ждали, чтобы вернуть Карабах. Заберете земли, мой сын, мой внук, мы будем добиваться того, чтобы вернуть у вас эти земли обратно».

Вот настроения армянской элиты. Подобные настроения не могут не сказываться на общей атмосфере и на перспективах. То есть ожидать какого-то там серьезного прорыва, серьезных изменений я думаю, что не стоит, будет очень тяжело. И еще один очень интересный факт, который мне также повторяли практически все собеседники, что если вдруг правительство пойдет на возврат территорий вокруг Карабаха, это правительство не останется у власти больше 24 часов.

- Были ли у вас какие-то опасения перед поездкой в Армению?

- Конечно. Какие-то опасения были всегда, но я же не камикадзе, который приехал вдруг, ни с того, ни с сего. То есть аккредитация МИД означает, что тебе разрешили приехать, что нет проблем с безопасностью, что ты можешь работать именно как журналист, и твоему визиту не возражают. Учитывая, что это МИД, а не ЖЕК, то опасения были минимальны.

Группа наша состояла из трех человек, в ней были грузин, русский и я. И когда люди на улице видели, что мы что-то снимаем, чаще всего почему-то спрашивали у них - откуда вы. Один говорил – я из Москвы, другой – я из Грузии. И все нормально. Пару раз я сказал, что я из Азербайджана, а они решили, что эта такая неудачная шутка. И говорили - а ну тебя. Как то так. Но особо какой-то негативной реакции либо агрессии я не заметил.

- У кого вам удалось взять интервью?

- Это были политики, общественные деятели, эксперты, военный, рядовые граждане, религиозные деятели. Я не все интервью, не все материалы еще опубликовал. Сейчас из них будет подготовлен видеорепортаж. Изначально все планировалось так, чтобы охватить все слои общества. И больше всего меня интересовали военные. Но как ни странно, многие из них отказались от интервью, за исключением двоих. Один в последний момент уехал, но другой дал очень хорошее интервью, это известный их военный деятель.

- Как вы думаете, почему именно сейчас вам удалось получить разрешение на поездку в Армению?

- Здесь сыграло роль несколько факторов. Во-первых, я думаю, что армянская сторона учитывала, кто хочет поехать. То есть они нас знают очень хорошо, и отклики в армянской прессе после моей поездки были такие: ну а что вы паникуете? Это же не проправительственная пресса, они же оппозиция. То есть это же не засланный правительством человек, который будет потом искажать, или врать, или пропагандировать что-то. Почему согласилась азербайджанская сторона? Я думаю, что в не малой степени это то, с чего я начал разговор. Ожидание того, что с приходом новой власти там что-то изменилось. И в принципе было бы хорошо, чтобы мы об этом узнали по больше. Я думаю, мотивировка азербайджанской стороны была именно в этом. Но я уверен, что и мотивировка армянской стороны была такая же. То есть мы открыты к диалогу. И кстати меня там спрашивали, и в публикациях армянской прессы было такое, а что, может и мы туда кого-то пошлем, а можем и мы туда поехать? То есть такие вопросы мне тоже задавали. Но был еще один интересный момент, который меня поразил, честно говоря. Это была реакция некоторых моих собеседников, и даже людей, которых я не знал, которые писали мне на Фейсбук, прочитав мои публикации. Один из читателей написал мне следующее – да, я прочитала, и была изумлена. Я спросил – а что случилось, почему? Ответ был такой - что мы можем нормально поговорить. Примерно такая же реакция была со стороны некоторых моих собеседников, скажем, один из них мне сказал в лицо – ну да, я понимаю, что вас заслали сюда ваши спецслужбы, ну ради бога, мы не боимся, что хотите, смотрите, спрашивайте. Вот он мне потом написал, что спасибо за профессионализм, я рад что мы могли поговорить. То есть человек, который изначально воспринял меня как разведчика, как диверсанта какого-то, потом благодарил за профессионализм. Они думали, что если журналист пришел из вражеской стороны, он будет только ругать, он будет заниматься провокацией, он будет говорить, что все плохо, он будет искажать наши слова, он преподнесет все совсем в другом свете, то есть этот человек приехал с плохими намерениями. Это понятно, это состояние общества. Скажем, если в Азербайджан приедет армянский, журналист и скажут, что надо дать ему интервью. Какая будет реакция? Там было то же самое.

- А у вас есть ответ на вопрос – а может ли армянский журналист приехать в Азербайджан?

- Это вопрос не ко мне, это вопрос к властям. Насколько мне известно, таких обращений не было, и они особо желанием не горят. Хотя есть люди, которые мне говорили, что я бы тоже поехал, я был в последний раз в 80-м году, до конфликта, а как там сейчас?

- А с негативом со стороны армян, либо азербайджанцев уже после возвращения в Азербайджан вы каким-то образом столкнулись?

- Да, конечно, и я писал даже об этом. Это есть в публикации, если посмотрите, то увидите, какой шум поднялся на армянской стороне. Там достаточно прочитать их реакцию. Там было по-моему где-то 20-25 откликов. Они обсуждали это на странице одного из их активных блогеров. Это паника. А с нашей стороны были обвинения в том, что поехал на поклон к врагу, вообще с ним не надо общаться, это как бы легитимизирует армянскую агрессию, то есть это недостойный шаг, не надо туда ездить никому и т.д. вот такая реакция была. Но была и другая, что это нужно, это полезно, как минимум, для того, чтобы понять что происходит.

While you are here …

We have a small favor to ask of you. In an environment where information is under tight government control, Meydan TV works hard to ensure that people have access to quality independent journalism. We shed light on stories you might otherwise not read because we believe that those who cannot speak up deserve to be heard, and those in power need to be held accountable. We invest considerable time, effort and resources to do so, which is why we need your help.

Your support empowers our courageous journalists, many of whom work at great personal risk to freedom and safety. Every contribution to the protection of independent journalism in Azerbaijan matters. Thank you.

SUPPORT US
Article was updated on :  28 February 2019
Featured in:  
Shortlink:   http://mtv.re/p5m656

Most Viewed